Портал городских новостей

Больше новостей на сайте vm.ru

Вертолетчику нужна ювелирная точность — от взлета до посадки

20:26 16 мая 2018
Рубрика Общество

Командир воздушного судна Алексей Диденко готовится к вылету на вертолете Ка-32А. Эта модель вертолета предназначена для тушения пожаров
Фото: Владимир Смоляков, "Вечерняя Москва"

В среду, 16 мая, сотрудники Московского авиационного центра праздновали 15-летие МАЦ и делились накопленным опытом. А корреспондент «ВМ» выяснял, чем люди лучше беспилотников.

Начальники всех служб Государственного казенного учреждения «Московский авиационный центр» (ГКУ МАЦ) Департамента по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности вспоминали «пилотный» опыт использования пожарной авиации в Москве в середине 90-х. Тогда вертолетов было мало, вылеты проводились всего год, но было решено: служба эффективна и развивать ее надо.

— За эти 15 лет Москва увеличилась в 2,5 раза за счет новых территорий, а к 2018 году число проживающих перевалило за 15 миллионов, — отметил замдиректора МАЦ по летной работе Олег Катальшев. — Вертолетчик работает в условиях города, насыщенного площадками со сложной ветровой обстановкой, высотными зданиями, перетяжками, подъемными кранами, прочими препятствиями, как постоянными, так и меняющимися. И все это требует от пилотов ювелирной точности со взлета до посадки.

Специалистами — как летчиками, так и спасателями или медиками — МАЦ насыщен, по уверениям руководителей, на 90 процентов. Отбор в отряд продолжается на, в общем-то, простых условиях: выбрать среди опытных лучших из лучших, а затем дополнительно растить их и тренировать. О том, насколько сложно водить винтокрылую машину в закрытом для полетов мегаполисе, лучше всего говорит такой факт: на борту на борту санитарного вертолета оба пилота имеют квалификацию «командир воздушного судна».. Такова цена надежности в аварийно-спасательных формированиях Москвы.

Владимир Смоляков, "Вечерняя Москва"
На фото экипаж вертолета (слева направо): Виталий Келлерман, Алексей Диденко, Константин Смирнов

Этот подход дает результаты — за эти годы одиннадцать сотрудников авиаотряда получили ордена и медали, один — благодарность президента, трое — почетные звания. Мэр столицы отблагодарил 24 сотрудников службы, а МЧС вручило грамоты 261 спасателю. Год от года столичная экстренная авиация улучшалась как качеством, так и количеством. Число винтокрылых машин довели до десяти, причем Ка-32 специально дооборудовали инновационной системой пожаротушения — он подает смесь воды и пены в трех плоскостях, а не только сверху вниз. Столичная авиация катастроф не раз помогла и остальной стране: участвовали в преодолении последствий ряда крупных катастроф: крушение «Невского экспресса», транспортировка пострадавших при пожаре в «Хромой лошади», во время терактов в столичном метро.

За почти прошедшую половину 2018 года, как пояснил глава заведующий отделением специализированной (санитарно-авиационной) скорой помощи ГКУ "МАЦ" Сергей Санников, уже были проведены 185 медицинских эвакуаций в городские больницы. Из самых последних, напомнил он, случай в парке «Коломенское»: пятеро туристов из Китая перевернулись на конной упряжке (возница не справился с управлением), состояние одного из них потребовало доставить его в больницу санитарным вертолетом.

Напоследок корреспондент «ВМ» поинтересовался, нет ли у профильного департамента планов в помощь и поддержку авиационному отряду приобрести эскадрилью беспилотных дронов, которые взяли бы на себя — хоть частично — мониторинг территории. В ответ руководители ГКУ «МАЦ» напомнили: вертолеты летают значительно дальше и дольше беспилотников, а уровень анализа обстановки опытным пилотом (других здесь нет. — «ВМ») на порядок эффективнее. Кроме того, настоящие дроны (а не те любительские игрушки, что продаются на любом радиорынке) и стоят недешево, и требуют недюжинного мастерства от своих операторов и диспетчерских служб. Да и законом их полеты над Москвой сейчас запрещены.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Владимир Сченснович, первый заместитель главы департамента ГОЧС и ПБ Москвы:

— Прибавление Троицкого и Новомосковского округов в составе столицы вновь подтвердило правильность курса на содержание собственного авиационного центра экстренного реагирования. Там, к примеру, населенные пункты пока еще отрезаны от вспомогательного оборудования. Приходится отрабатывать на учениях сценарий перемещения энергетических установок, обдумывать заранее, чтобы у них были нужные зацепы и крепления. Что касается влияния западных санкций на поставки запчастей к нашим импортным машинам, то здесь есть свои нюансы. У нас техника почти вся новая, а по плану будем заменять отечественными машинами. Уже летом будет объявлен тендер на новую российскую машину.

Кирилл Святенко, директор ГКК "МАЦ":

— Первыми нашими машинами стали два Ка-32А и один Ми26Т. Это было в 2003-м, и тогда же мы взяли на баланс пять посадочных площадок при городских больницах с диспетчерскими пунктами и две площадки на МКАД. Помню, конечно, все самые сложные, уникальные пожары. На том же заводе «Серп и Молот» в 2005-м, когда мы вылили на очаг сверху 135 тонн воды. Пожалуй, самым сложным, не выполненным до нас никем в мире, было тушение уникального высотного пожара в «Москве-Сити» в 2012-м. Это делали ночью, при минусовых температурах и порывах ветра на высоте до 15 метров в секунду! Коллеги из Франции и Германии разводили руками. Они о таком не слышали даже. Тогда экипажи МАЦ использовали практически весь накопленный опыт.