Неужели мы отстали от Запада на сто лет

13:49 Четверг, 14 марта 2019 801

Недавно вице-премьер Максим Акимов, призывая к «наращиванию цифровизации процессов» в промышленности, заявил, что это станет важным средством для того, чтобы «преодолеть практически 100-летний разрыв в производительности труда по сравнению с ведущими мировыми экономиками».

Когда же мы успели так отстать от передовых стран и сможем ли закрыть этот гэп?

Рост производительности труда — ключевой момент экономического развития. Вот и президент ставит задачу в ежегодном послании Федеральному собранию: производительность труда в России должна расти не менее чем на пять процентов в год, чтобы через 10 лет выйти на уровень ведущих экономик мира. Надо сказать, что этот показатель оказался «крепким орешком» для правительства. Сегодня Минэкономразвития в лице министра Максима Орешкина фактически признает: в ближайшие годы поставленные Путиным цели по этой части достигнуты все же не будут.

Лишь в 2024 году, по прогнозам ведомства, и лишь по базовым несырьевым средним и крупным компаниям можно ожидать прироста этого показателя на 5 процентов. По остальным предприятиям он будет ниже. Хуже того, в ближайшие пару лет производительность труда будет даже снижаться (ввиду отсутствия роста инвестиций и роста ВВП), а расти начнет (если начнет) лишь после 2020 года: прогнозируется, что на 1,8 процента. А к 2022 году, если брать средний показатель по экономике, среднегодовой прирост достигнет лишь 3,1 процента, да таким и останется.

Задача увеличить производительности труда — в полтора раза в 2018 году по отношению к 2011 году — ставилась еще в «майских указах» в 2012 году. Однако рост составил в лучшем случае 3,3 процента в год, а в 2015 и 2016 годах она и вовсе снижалась — на 1,9 и 0,3 процента соответственно. В прошлом году этот показатель превысил уровень 2012 года не в полтора раза, а лишь на 7,6 процента.

Откуда же взялось «столетнее отставание»? Строго говоря, такого отставания все же нет. Однако, если сравнивать с самой развитой страной — Америкой, то оно сохранялось с начала ХХ века. И никуда не делось за век. Например, если сравнивать по энерговооруженности (будем считать его тогдашним аналогом роботизации и цифровизации), то перед самой Октябрьской революцией по энерговооруженности труда на 100 рабочих крупной промышленности (мелкую даже не берем в расчет) в России приходилось 123 л. с. установленной энергомощности, тогда как в США около 320 л. с. Таким образом, отставание примерно в 2,6 раза.

Рост производительности труда — ключевой момент экономического развития

Советский Союз максимально приблизился к наиболее развитым странам по производительности труда в пору хрущевской оттепели (а вовсе не при Сталине). В 1960 году СССР вышел на третье место в мире по этому показателю, уступая лишь США и Франции. Темпы ее прироста составляли немыслимые сейчас 8–10 процентов в год. Производительность труда в годы оттепели максимально за всю новейшую историю приблизилась к американской, составив 55 процентов от ее уровня. Затем пошло отставание (уже в 1980-е годы прирост производительности труда стал отрицательным — минус 0,2 процента в год), оно не закончилось до сих пор.

Сейчас среднестатистический российский работник производит продукции и услуг примерно в три раза меньше, чем американский. По подсчетам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), наш показатель составляет примерно 27 долл. в час, американский — 72 долл. Что все равно меньше, чем, скажем, в Ирландии (почти 100 долл. в час). Средний показатель для стран ОЭСР — 54 долларов. Наш уровень — это примерно ЮАР и Чили. Соответственно, и по уровню благосостояния Россия все больше отстает от той же Америки. Это показатель оценивается сейчас примерно в 40 процентов от американского. И, по прогнозам той же ОЭСР, к середине века еще сократится. Владимир Путин в том же послании Федеральному собранию, правда, поставил другую, куда более амбициозную задачу: к 2025 году увеличить ВВП на душу населения на 50 процентов, что должно дать возможность стране закрепиться в пятерке крупнейших экономик мира. Если считать ВВП по паритету покупательной способности, то эта задача вполне выполнима в ближайшем будущем. Сейчас наша страна на шестом месте, немного (на 4 процента) уступая Германии. Задача обойти ФРГ не представляется неразрешимой. И куда быстрее, чем за 100 лет.

А как с производительностью труда? Является ли нынешний уровень именно вековым отставанием? Или же вице-премьер Акимов просто употребил образное выражение? Смотря как считать. Если просто экстраполировать нынешние темпы роста ВВП и производительности труда, то мы «отстали навсегда», даже не на сто лет. Если предположить, что в обозримом будущем в стране будут проведены масштабные реформы, которые поспособствуют ускорению темпов роста, то мы сможем наверстать упущенное быстрее, чем за 100 лет. Только не надо при этом повторять ошибки горбачевского «ускорения». СССР удалось сократить отставание от США в условиях послевоенной разрухи за 1950-60-е годы всего за два десятилетия. Нужна ли для этого новая оттепель? Вопрос открытый.

Спсб з чбрк и блн

09:4620 июля 2019

С Синяковым мы переписываемся без приветов и церемоний. Выглядит это так: «к?» — «дкшм, н ок» — «дэп» — «вчр этсм?» — «н, Кдк в мск». Переводится это...

Загрузка формы комментариев